Партия Социалистического Равенства Германии требует проведения новых выборов

29 ноября 2017 г.

После того, как провалились усилия по формированию коалиционного «цветного» правительства, в Берлине ведутся закулисные переговоры о создании нового правительства. Они проходят в условиях, все более напоминающих политический заговор. Дворец «Бельвю», официальная резиденция немецкого президента, превратился в эпицентр политического заговора. Под покровом секретности президент Франк-Вальтер Штайнмайер встречается с лидерами всех партий, представленных в парламенте, включая правоэкстремистскую «Альтернативу для Германии» (АдГ). Его цель — избежать новых выборов.

Партия Социалистического Равенства (ПСР — Sozialistische Gleichheitspartei) выступает против всех этих действий. Нельзя позволить правящим элитам разрешить политический кризис в рамках своего круга и сформировать новое правительство. Итогом станет правый, авторитарный режим, стоящий вне какого-либо демократического контроля и целиком привязанный к интересам капиталистического государства.

Мы требуем проведения новых выборов. В существующих условиях это является единственным выходом, позволяющим рабочему классу вмешаться в ход политических событий, выдвинуть свои собственные интересы и побороть политическое наступление крайне правых. ПСР использует предвыборную капанию для ведения борьбы за программу, выражающую интересы германского и международного рабочего класса, связывая борьбу против войны с борьбой против капитализма и давая социалистический ответ для выхода из тупика, в котором находится существующий социальный порядок.

Политический кризис в Берлине сделал ясным, что Германия не является островком стабильности в мире, который все более погружается в состояние войны, социальной поляризации и растущего национализма. Причина кризиса не в мелких разногласиях между потенциальными коалиционными партиями, а в огромной пропасти между экономическими и геополитическими интересами правящего класса, поддерживаемыми всеми представленными в парламенте партиями, и нуждами широких масс населения.

В течение последних четырех лет «большая коалиция», состоящая из ХДС/ХСС и Социал-демократической партии, инициировала масштабное наращивание вооружений и вовлечение германской армии в новые интервенции за пределами страны, навязала меры жесткой экономии по всей Европе, а также резко увеличила масштабы бедности и низкооплачиваемого труда в самой Германии. Все эти решения были крайне непопулярны. ХДС, ХСС и СДПГ были наказаны на выборах [в сентябре этого года], потеряв в совокупности 14 процентов голосов и получив наихудшие электоральные результаты за последние семьдесят лет.

Однако попытка пролонгировать срок нарождения Ангелы Меркель на посту канцлера путем обращении за поддержкой к Свободной демократической партии (СвДП) и «Зеленым» лишь усилила кризис.

СвДП представляет те слои правящей элиты, которые рассматривают вхождение АдГ в парламент как возможность порвать с политикой тактических компромиссов и посредничества, что было характерно для политической жизни ФРГ и воплощалось в фигуре Меркель. Такова причина, по которой СвДП вышла из переговоров по формированию коалиционного «цветного» правительства, вызвав их полный провал.

Моделью для лидера СвДП Линднера является не социал-либералы 1970-х годов, а, скорее, современная Австрия, где твердый сторонник правой линии Себастьян Курц формирует правительство совместно с правоэкстремистской Партией свободы, бывшей братской партией СвДП.

Линднер заслужил восторженное одобрение со стороны правых блоггеров и газет за то, что развалил коалиционные переговоры. Газета Frankfurter Allgemeine Zeitung выразила «благодарность СвДП за отказ помогать эксперименту по созданию власти ХДС/ХСС/СвДП/Зеленых». Правый публицист Вольфрам Вайнер похвалил Линднера за то, что тот положил конец «республике болтовни и истории СвДП как партии слабовольных», а также за то, что тот считается с мнением фондового рынка. Это «более надежный индикатор политического кризиса, чем берлинские салоны. В то время как последним еще придется зализывать раны, фондовый рынок встретил конец коалиционных переговоров с облегчением».

Президент Штайнмайер теперь должен собрать разбитые осколки вместе и создать политический механизм для продолжения и интенсификации политики социальных сокращений, милитаризма и усиления государственного аппарата. Президент от социал-демократов хорошо подходит для выполнения этой роли. На посту министра иностранных дел он сыграл важную роль в деле возрождения германского милитаризма. В 2014 году он провозгласил «конец военных ограничений». Он сыграл ведущую роль в ходе правого переворота на Украине, а также в интервенциях германской армии в Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Африке.

Штайнмайер хочет избежать проведения новых выборов, потому что опасается, что Германия потеряет часть своего геополитического влияния в ходе продолжительного и искусственно затянутого кризиса, а также потому, что хочет остановить растущую неудовлетворенность, которая рискует вырваться из-под контроля и повести к укреплению левых. Сразу под поверхностью политической сцены бурлят конфликты и усиливаются трения. В течение одной только последней недели в нескольких городах состоялись демонстрации против массовых увольнений в компаниях «Сименс» и Air Berlin.

До сих пор СДПГ пыталась помешать Штайнмайеру вести работу по созданию «большой коалиции». Это делалось потому, что партия видит свою главную задачу в создании преграды для влияния левых и социалистических идей в рабочем классе. СДПГ опасается, что эта перспектива сможет завоевать влияние в случае сохранения у власти дискредитировавшей себя «большой коалиции» и даст возможность правоэкстремистской АдГ продолжать играть роль крупнейшей оппозиционной партии в парламенте.

Однако сопротивление СДПГ «большой коалиции» быстро тает. Растущее число голосов выступает за то, чтобы СДПГ взяла на себя «ответственность за государственную политику», чтобы как можно скорее положить конец кризису. В качестве альтернативы обсуждается вариант нахождения СДПГ в оппозиции при лояльном отношении к правительству меньшинства в составе ХДС/ХСС или ХДС/ХСС/«Зеленых».

Это привело бы к усилению АдГ. Поскольку правительство меньшинства было бы вынуждено обращаться за поддержкой к другим силам, это рано или поздно привело бы к сотрудничеству с правыми экстремистами в парламенте. Андре Поггенбург, ведущий представитель АдГ, заявил о своей готовности сотрудничать с правительством меньшинства в составе ХДС/ХСС/СвДП в случае ухода Меркель с поста канцлера, а также если правительство откажется от политики, позволяющей беженцам воссоединяться со своими находящимися в Германии семьями.

Все парламентские партии продемонстрировали на прошлой неделе свою готовность, в принципе, сотрудничать с АдГ. Они создали так называемый «главный комитет», в котором представлены все партии, от АдГ до Левой партии. Этот «главный комитет» призван обеспечить дееспособность федерального правительства до тех пор, пока не будет сформировано новое правительство. В качестве своего первого шага комитет намерен продлить военное присутствие в Мали, Афганистане, Сирии и Ираке, чтобы, по словам министра обороны Урсулы фон дер Ляйен, «продемонстрировать всему миру твердость». «Это выглядит как формирование правительства», — похвалила газета Tagesspiegel «коалицию разума».

Левая партия ответила на правительственный кризис тем, что еще ближе сдвинулась в сторону СДПГ. Она тоже видит свою главную задачу в том, чтобы блокировать влияние социалистической перспективы в рабочем классе. Один из основателей Левой партии Оскар Лафонтен, покинувший пост генерального секретаря СДПГ и саму социал-демократическую партию 18 лет назад, теперь впервые заявил, что сожалеет об этом решении. Глава фракции Левой партии в парламенте Дитмар Барч и Бодо Рамелов, премьер-министр Тюрингии, даже готовы сотрудничать с правительством меньшинства во главе с Меркель.

Кризис в Берлине напоминает последние годы Веймарской республики. В то время длительный социальный и политический кризис привел к катастрофе вследствие того, что рабочий класс оказался парализован ошибочной политикой, проводившейся СДПГ и Коммунистической партией (КПГ), и не смог сыграть в политических событиях самостоятельную роль. Взятию власти нацистами в январе 1933 года предшествовали четыре года острого кризиса, маневров и интриг, в ходе которых у власти оказывался один не пользующийся массовой поддержкой правый режим за другим.

Гитлер в итоге пришел к власти не потому, что имел массовую поддержку — незадолго до этого на выборах в Рейхстаг нацисты потеряли два миллиона голосов и, набрав 33 процента, остались далеко позади совместного результата СДПГ и КПГ. Гитлер был обязан своему назначению на пост канцлера заговору в окружении рейхспрезидента Пауля фон Гинденбурга, избрание которого было поддержано СДПГ.

Самой важной предпосылкой для того, чтобы предотвратить повторение подобной катастрофы и остановить сдвиг вправо, является построение социалистической партии в рабочем классе. ПСР, выдвигая требование проведения новых выборов, стремится разоблачить подлинные цели буржуазных партий — к которым относятся СДПГ, «Зеленые» и Левая партия, — и обеспечить поддержку действительно социалистической альтернативы капитализму, империалистической войне и авторитаризму.

Sozialistische Gleichheitspartei