Путин побеждает на президентских выборах в России на фоне растущей международной и внутренней нестабильности

Владимир Волков и Клара Вайс
20 марта 2018 г.

Президентские выборы в России, состоявшиеся в воскресенье, 18 марта, завершились вполне ожидаемой победой действующего президента Владимира Путина в первом туре голосования. Путин был переизбран на четвертый срок, набрав более 76 процентов голосов. Хотя западные СМИ сообщают, что на избирательных участках были зафиксированы нарушения, едва ли можно сомневаться в том, что Путин выиграл выборы, получив явное большинство голосов. Таким образом, он может править Россией еще 6 лет.

Кремлевские и региональные власти предприняли масштабные усилия по привлечению граждан к участию в голосовании, — в том числе путем массовой рассылки электронных писем и смс-сообщений. Явка избирателей, первоначально объявленная в районе 60 процентов, в понедельник была увеличена до 67 процентов.

Кандидат от Коммунистической партии (КПРФ) Павел Грудинин получил примерно 12 процентов голосов, заняв второе место. Лидер крайне правой националистической Либерально-демократической партии Владимир Жириновский набрал около 6 процентов. Грудинин, мультимиллионер и владелец крупного сельскохозяйственного бизнеса, баллотировался от КПРФ, несмотря на то, что не является ее членом. В течение многих лет он являлся был правящей кремлевской партии «Единая Россия» и даже побывал доверенным лицом Владимира Путина во время его первой президентской кампании.

Два других националистических кандидата, председатель сталинистской партии «Коммунисты России» Максим Сурайкин и глава «Российского общенародного союза» Сергей Бабурин, набрали каждый менее 0,7 процента голосов. Из лагеря либеральной оппозиции наилучший результат получила Ксения Собчак — в районе 1,5 процента. Лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский получил 1 процент голосов, что несколько больше, чем у более умеренного либерального кандидата от «Партии Роста» Бориса Титова, получившего около 0,7 процента голосов избирателей.

Результаты выборов стали прежде всего вотумом недоверия силам прозападной либеральной оппозиции, которые пользуются значительной поддержкой влиятельных слоев правящей элиты, в том числе части кремлевского руководства. Либералы получили минимальную поддержку со стороны избирателей — в пределах статистической погрешности. В то же время успех Владимира Путина стал во многом следствием того, что подавляющее большинство избирателей не видело ему какой-либо прогрессивной альтернативы.

Кампания президентских выборов в России проходила на фоне беспрецедентного обострения геополитической напряженности и продолжительного снижения уровня жизни населения. В преддверии выборов британское правительство инициировало кампанию растущего давления на российское правительство по поводу предполагаемого отравления бывшего двойного агента Сергея Скрипаля, в то время как СМИ по всей Европе и в США выступают за более агрессивную позицию в отношении России на Ближнем Востоке и в Европе.

Это заметно усилило кризис господствующей олигархии, определенные круги которой выступают за прозападную смену режима в России, другие же пытаются найти различные пути для достижения соглашения с американским и европейским империализмом.

Алексей Навальный, фактически выступающий главным оппонентом Владимира Путина, призвал к бойкоту выборов после того, как ему отказали в официальной регистрации в качестве кандидата в президенты. В политическом смысле Навальный — прямой инструмент мирового империализма в его попытках подорвать Россию изнутри, проведя операцию по «смене режима» и превращения страны в неоколонию Запада. Кампания Навального широко и восторженно освещалась ведущими СМИ США и Западной Европы, изображающими его «демократической» альтернативой путинскому авторитаризму. Между тем Навальный тесно связан с российскими крайне правыми и фашистскими силами, которые аналогичны тем, руками которых был осуществлен в 2014 году прозападный государственный переворот на Украине

Навальный, несомненно, поддерживается определенными кругами российской элиты. Эти группы не видят иного пути для сохранения своих богатств и привилегий, кроме как пойти на решительную капитуляцию перед лицом ультимативных требований и давления западных держав.

Более мягкий вариант той же линии представляет Ксении Собчак. Дочь первого постсоветского мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака и тележурналистика со скандальной репутацией, она разделяет основные ориентиры Навального, отличаясь от него лишь неприятием курса на насильственную смену режима. Во время избирательной кампании Собчак высказывала взгляды, считающиеся абсолютно неприемлемыми с точки зрения официальной российской пропаганды. Она заявляла, что Крым был присоединен к России в нарушение норм международного права, что санкции Запада оправданны и выражают стремление помочь укреплению демократии в России т.д. Все это она говорила открыто с экрана ведущих телеканалов страны.

То, что ей позволили это делать, свидетельствует о том, что она выступает представителем влиятельных кругов кремлевской верхушки, которые в ее лице как бы говорят лидерам западного мира: «Смотрите, мы такие же, какими были двадцать лет назад; мы за свободный рынок, мы за сотрудничество с Западом; если мы и вынуждены сегодня огрызаться и угрожать, то это потому, что нас загоняют в угол, не хотят с нами считаться, уважать наши интересы». Собчак играет роль посредника в попытках Кремля договориться с западными лидерами. В то же время ее усилия призваны удержать колеблющуюся часть откровенно компрадорских элементов российской буржуазии в рамках лояльного отношения к действующей власти.

Путин строит свою политику на сочетании апелляций к русскому национализму и милитаристских угроз с призывами к Западу «одуматься» и вернуться к «партнерским» отношениям. В своей беспрецедентной по агрессивности милитаристской речи 1 марта этого года он продемонстрировал ряд новейших разработок российского ядерного оружия, применение которого способно превратить планету в безжизненную пустыню.

Во внутренней политике Путин подает себя в качестве лидера, стоящего выше партийных и политических разногласий, который «поднял Россию с колен», обуздал олигархию и обеспечил рост благосостояния граждан по сравнению с 1990-ми годами.

Между тем, эти претензии все труднее согласуются с фактами реальности. Огромное социальное неравенство и военная эскалация со стороны империалистических держав указывают на то, что следующий президентский срок Путина будет характеризоваться крайней и все более растущей нестабильностью.

Номинальные доходы основной массы населения за последние пять лет сократились в долларовом выражении в полтора раза, — отмечала недавно Независимая газета. Сопоставимым было и падение потребительских расходов домохозяйств: они снизились за пять лет с 406 до 260 долл. на члена домашнего хозяйства в месяц. По опросам социологов, даже большинство из тех, кто имеет сбережения, говорит о том, что их хватит на период не более трех месяцев.

При этом концентрация богатств в руках олигархии неуклонно растет. За 2017 год число россиян с состоянием от 5 миллионов долларов увеличилось на 27 процентов по сравнению с 2016 годом и составило 38 тысяч человек. Об этом говорится в ежегодном докладе World Wealth Report компании Knight Frank. Ультрабогатых, к которым Knight Frank относит обладателей 50 миллионов долларов и более, в России за год стало больше на 26 процентов (2,6 тысячи человек), а число россиян, чье состояние превышает 500 миллионов долларов, за 2017-й выросло по сравнению с 2016-м на 22 процента до 220 человек. По подсчетам Knight Frank российские мультимиллионеры в общей сложности владеют 1,2 триллиона долларов, что составляет 73,5 процента ВВП России за 2017 год.

Трудящиеся России ненавидят и презирают глубоко коррумпированную правящую элиту. Это является главной причиной того, почему Путин баллотировался в президенты как «самовыдвиженец», а не как лидер «Единой России», олицетворяющей собой нынешнюю власть. Поразительным фактом предвыборной кампании стало то, что правящая партия, полностью доминирующая в представительных органах на всех уровнях — федеральном, региональном и муниципальном — формально не имеет своего кандидата, а ее название почти не упоминалось в предвыборной агитации.

Руководитель Центра комплексных социальных исследований Института социологии РАН Владимир Петухов, рассказал недавно Газете.ру про «довольно резкую смену многолетнего тренда общественного запроса на стабильность запросом на перемены», произошедшую в течение последних нескольких месяцев. Согласно его словам, всего за один год, в период с октября 2016 года по октябрь 2017 года, число сторонников перемен выросло с 39% до 52%. О том же говорит историк и политолог Валерий Соловей. По его словам, «впервые за последние 25-26 лет в России запрос на перемены превышает запрос на стабильность. Причём во всех социально-демографических группах».

Ни путинский авторитарно-милитаристский национализм, ни курс либеральной оппозиции на радикальные уступки неоколониальным претензиям империалистического Запада не дают решение проблем, с которыми сталкивается российский рабочий класс. Избавить страну от опасности новой мировой войны и ядерного апокалипсиса может только перспектива революционного социалистического интернационализма, то есть свержения капитализма — источника войн, диктатуры и социального неравенства — в глобальном масштабе.

Это — та самая перспектива, которая вдохновляла партию большевиков под руководством Ленина и Троцкого в момент взятия ими власти в Октябре 1917 года. Она должна быть заново осознана рабочим классом России как свое собственное наследие и стратегический ориентир. Это требует сознательного усвоения уроков тех предательств, которые были совершены сталинизмом на основе националистической программы «социализма в одной стране», а также последовательной борьбы по построению в России секции Международного Комитета Четвертого Интернационала.