«Независимый» профсоюз способствует закрытию завода «Форд» в России

Клара Вайс
9 апреля 2019 г.

В конце марта американский автомобильный гигант Ford объявил о закрытии трех из четырех своих заводов в России и о прекращении производства легковых автомобилей в стране, поскольку его доля на российском рынке за последнее десятилетие резко упала. «Форд» заявил, что «значительное» количество рабочих мест будет ликвидировано, не указав их точное число.

Заводы, которым грозит закрытие, расположены во Всеволожске, промышленном городе около Санкт-Петербурга; а также в Набережных Челнах и Елабуге в Татарстане. (В Елабуге Ford закроет один из двух своих заводов).

Ford также продаст долю в совместном предприятии, созданном с российской компанией «Соллерс» в 2011 году. По сообщениям СМИ, Ford уже несколько месяцев ведет переговоры о продаже заводов корейскому автопроизводителю Hyundai, считающемуся наиболее вероятным покупателем. Чиновники администрации Ленинградской области, где находится Всеволожский завод, приняли участие в переговорах. «Форд» планирует к концу июня закрыть этот завод, который уже около года работает вполсилы, уволив 1070 оставшихся там рабочих.

Для тысяч работников автомобильной промышленности и их семей закрытие заводов означает дополнительные жизненные трудности в районах, и без того страдающих от нищеты и безработицы. Этот удар будет использован для дальнейшего снижения заработной платы рабочих автомобильной промышленности в России и по всему миру.

По данным онлайнового издания Gazeta.ru, в 2016 году средний рабочий компании Ford–Sollers зарабатывал 25-35 тысяч рублей в месяц (от 382 до 536 долларов США по текущему обменному курсу). Это сопоставимо с заработками автомобильных рабочих в Мексике, где средняя месячная зарплата составляет 32 798 рублей (502 долл. США по текущему курсу), и намного ниже заработной платы рабочих в Китае, которая составляет 54 229 рублей или 830 долл. США. Как ни жалки зарплаты в Ford–Sollers, они вдвое больше, чем заработки рабочих других российских автомобильных компаний.

Почти полный уход «Форда» из России является частью глобальной реструктуризации в автомобильной промышленности и атак на рабочий класс. Согласно оценкам отраслевых экспертов, «Форд» уволит до 25 тысяч работников, в основном в Европе, в том числе в Германии, Франции и Турции. Компании Volkswagen и GM («Дженерал моторс») также сократят тысячи рабочих мест в Северной Америке и Европе.

Этот глобальный натиск ставит рабочих автомобильной промышленности лицом к лицу с важнейшими политическими вопросами.

Один из наиболее важных — это необходимость вырваться из-под контроля прокапиталистических и националистических профсоюзов и создать новые организации борьбы, которые защитят права рабочих против диктата транснациональных корпораций. В этом отношении особое значение имеет судьба Всеволожского завода. За последние 15 лет там проходили самые боевые забастовки рабочих России, однако их снова и снова предавал так называемый независимый Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация» (МПРА).

МПРА был целиком вовлечен в усилия Ford’а по подготовке закрытия завода, которые велись в полной секретности. Пытаясь саботировать и деморализовать любую оппозицию среди рабочих, профсоюз месяцами не поднимал вопроса о закрытии. Только из сообщений СМИ рабочие узнали о том, что заводы компании Ford будут закрыты.

Первое заявление МПРА по этому вопросу датируется 15 февраля. Это было более чем через месяц после того, как средства массовой информации впервые сообщили о возможном закрытии. В этом заявлении МПРА объявил, что не будет предпринимать никаких серьезных усилий для предотвращения закрытия. В заявлении упоминались возможные протесты, но было ясно, что главная цель заключалась в стремлении договориться с «Фордом» о спасении завода ценой перенесения бремени сокращений рабочих мест и заработных плат на плечи административного и управленческого персонала. МПРА потребовал участия в переговорах, чтобы договориться о такой сделке или получить для рабочих «Форда» отступные в размере двух годовых заработков в случае, если компания все-таки закроет завод.

15-16 марта представители МПРА, Конфедерации труда России (КТР), куда входит МПРА, и ряда других организаций встретились в Санкт-Петербурге, чтобы обсудить эту заведомо провальную перспективу. Две недели спустя, после того как Ford объявил о своем окончательном решении закрыть завод, профсоюзные чиновники заявили, что будут призывать к «забастовкам и голодовкам». Целью этих акций было не предотвратить закрытие, а добиться получения временной компенсации уволенным. Профсоюз дал понять, что не будет призывать рабочих в Набережных Челнах и других местах, которым грозит закрытие, к совместным действиям.

Эта «стратегия» служит интересам «Форда», а вовсе не желающим бороться рабочим. Основная цель МПРА состоит в том, чтобы найти нового покупателя, предлагая уступки по заработной плате и предотвращая взрыв оппозиции со стороны рабочих.

Множество псевдо-левых организаций поддерживают МПРА. Они утверждают, что новые «независимые» профсоюзы смогут стать эффективной заменой политической борьбы против правительства Путина и капитализма.

Основанный в 2006 году на заводе во Всеволожске, МПРА рекламировался паблоистскими организациями и другими «левыми» в качестве образца новых боевых независимых профсоюзов. Ликвидация Советского Союза в 1991 году открыла период повального распада профсоюзов. Но потом Ford и другие иностранные компании пришли в Россию, рассчитывая воспользоваться преимуществами низких заработных плат в российской промышленности.

Официальное профсоюзное объединение, ФНПР (Федерация независимых профсоюзов России), было к тому времени глубоко дискредитировано. В правящих кругах существовали опасения относительно того, что ФНПР не сможет противостоять подъему боевитости среди промышленных рабочих, особенно в растущей автомобильной промышленности. ФНПР был напрямую вовлечен в процесс реставрации капитализма, приватизируя унаследованные им советские государственные активы стоимостью в миллионы, если не миллиарды долларов. На заводах и рабочих местах ФНПР открыто функционировал в качестве организации-штрейкбрехера, действуя рука об руку с работодателями и государством.

В этих условиях МПРА и другие так называемые «независимые профсоюзы» были созданы не для защиты интересов рабочих, а для того, чтобы помешать созданию действительно независимых организаций, которые бросили бы вызов интересам сталинистов, превратившихся в капиталистов-олигархов. Эти профсоюзы немедленно присоединились к Конфедерации труда России (КТР), главном конкуренте ФНПР. Оба объединения прияли участие в процессе капиталистической реставрации и извлекли из этого вполне определенные выгоды.

Правую ориентацию профсоюза МПРА иллюстрирует эволюция его лидера Алексея Этманова. Как и бесчисленное множество других профсоюзных чиновников, он использовал свою позицию в качестве трамплина для политической карьеры. За прошедшее десятилетие он побывал в рядах практически всех крупных правых оппозиционных партий России и баллотировался от них на выборах. В 2010 году он стал одним из основателей сталинистского «РОТ Фронта». Затем был кандидатом в Думу от КПРФ, которая поддерживает тесные связи как с Кремлем, так и с различными ультраправыми организациями. Затем стал членом Законодательного собрания Ленинградской области в качестве депутата от «Справедливой России» — партии, которая многими рассматривается в качестве кремлевской ловушки для увода массовой оппозиции в безопасное русло.

С 2016 года Этманов является членом либеральной партии «Яблоко», поддерживаемой Соединенными Штатами. «Яблоко» выступало частью приготовлений американского империализма к операции по смене режима в Москве — очередной «цветной революции».

Профсоюз МПРА был также вовлечен в коалицию сталинистов, псевдо-левых и проамериканских либералов, которые попытались увести в сторону массовое возмущение по поводу правительственного решения о повышении пенсионного возраста, оказав таким образом помощь в его окончательном принятии без какого-либо существенного противодействия снизу. Недавно МПРА открыто поддержал Алексея Навального, центральную фигуру в планах США по смене режима, в его фиктивных попытках создать новый «профсоюз».

Все более откровенная правая ориентация МПРА и огромный страх этой организации по поводу любого сопротивления рабочих автомобильной промышленности вызваны возрождением классовой борьбы в международном масштабе, а также острыми классовыми трениями в России, близкими к точке кипения. Согласно недавнему опросу, 80 процентов семей испытывают трудности с покупкой предметов первой необходимости; более 20% семей не могут позволить себе регулярно покупать фрукты или овощи. На фоне растущих признаков экономического спада в России и во всем мире автомобильная промышленность с прошлого года работает в режиме пониженной производительности. Многие рабочие получают лишь часть своей и без того низкой заработной платы.

Российские рабочие не смогут отразить эти атаки без создания новых независимых организаций борьбы и поворота в сторону социалистической, интернационалистической программы. Своих главных союзников в этой борьбе они найдут в лице классовых братьев и сестер по всему миру. В мексиканском городе Матаморос рабочие производственных линий по выпуску автозапчастей помогли организовать самую крупную забастовку на североамериканском континенте за последние два десятилетия. Рабочие автомобильной промышленности начали забастовку в Венгрии, а во многих странах мира в последние месяцы бастуют учителя. В некоторые дни бастуют до полумиллиона работников сферы образования.

В заявлении против сокращения рабочих мест компанией «Форд», опубликованном 15 января этого года, Партии Социалистического Равенства Германии, Франции и Великобритании писали: «Важнейшей задачей, стоящей перед рабочими, является развитие независимой политической борьбы, противостоящей всем партиям и организациям, защищающим капитализм... Ответом на политику правящих классов является борьба за овладение власти рабочим классом в рамках борьбы за Соединенные Социалистические Штаты Европы. Рабочий класс должен реорганизовать экономическую жизнь так, чтобы она служила удовлетворению социальных потребностей, а не интересов частной прибыли. Это включает в себя превращение гигантских автомобильных корпораций в общественные предприятия под демократическим контролем рабочих».