Оппозиционные партии захватывают власть в Кыргызстане на фоне растущего геополитического соперничества в регионе

Джейсон Мелановски и Клара Вайс
10 октября 2020 г.

Оппозиционные силы утверждают, что захватили власть над большей частью ключевых правительственных учреждений и зданий Кыргызстана в столице страны Бишкеке во вторник, 6 октября. Это произошло после того, как в этой центрально-азиатской стране вспыхнули протесты после парламентских выборов, прошедших в воскресенье, 4 октября.

Более 600 человек было ранено и один человек убит в ходе протестов, которые, по всей видимости, привели к смещению президента Сооронбая Жээнбекова.

Жээнбеков, впервые избранный в 2017 году, в телефонном интервью Би-Би-Си заявил, что готов уйти в отставку и «передать ответственность сильным лидерам», но не уточнил, о каких конкретных фигурах или силах идет речь.

Протестующие на центральной площади Бишкека, Кыргызстан, среда, 7 октября 2020 года. (AP Photo / Владимир Воронин)

Жээнбеков покинул здание правительства и обвинил оппозиционные силы в «попытке незаконного захвата власти» в кратком видеообращении, опубликованном во вторник. Его местонахождение остается неизвестным. В среду парламент инициировал в отношении него процедуру импичмента.

В прошедших в воскресенье парламентских выборах в стране приняли участие шестнадцать политических партий. Официальные результаты показали, что большинство голосов досталось партии «Биримдик» младшего брата президента Жээнбекова Асылбека Жээнбекова и партии «Мекеним Кыргызстан» во главе с влиятельной семьей Матраимовых, сколотившей свое состояние благодаря контролю над таможенной службой Кыргызстана. Обе стороны считаются союзниками президента Жээнбекова и выступают за тесные отношения с Россией.

Жээнбеков и союзные ему политические партии рассматриваются оппозицией как сторонники аграрного юга страны по сравнению с более развитым и урбанизированным севером. В результате парламентских выборов 100 из 120 мест получили представители юга, которые поддерживали Жээнбекова.

Коалиция из 12 политических партий отказалась признать результаты выборов, обвинив правительство в подкупе избирателей.

Несмотря на обвинения в фальсификации выборов, предварительные отчеты Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) сообщают, что «процесс голосования был в целом эффективным, хорошо организованным и мирным». Но после протестов во вторник Центральная избирательная комиссия Кыргызстана объявила, что признает результаты выборов недействительными, и что будут проведены новые выборы.

Быстро захватив власть, оппозиция объявила о создании собственного координационного совета и начала переговоры между собой о том, кто займет ключевые государственные посты в стране.

Оппозиция также освободила нескольких заключенных политических деятелей, включая бывшего президента Алмазбека Атамбаева, который был приговорен к 11 годам лишения свободы за коррупцию, связанную со сделкой с китайской компанией. Садыр Жапаров, также освобожденный оппозиционными силами из тюрьмы, на экстренном заседании парламента во вторник был назначен исполняющим обязанности премьер-министра.

США и ЕС, а также Россия и Китай, призвали к мирному урегулированию кризиса. Правительства США и Китая призвали к невмешательству со стороны иностранных держав. Джеймс Дорси, старший научный сотрудник Школы международных исследований им. С. Раджаратнама в Сингапуре, отметил, что предупреждения Китая и США были прежде всего адресованы друг другу.

Кыргызстан, бывшая советская республика с населением в 6 миллионов человек, в течение последних двух десятилетий стал перекрестком усиленного геополитического соперничества. Страна граничит с Китаем и находится рядом с Россией и Афганистаном, который в 2001 году подвергся вторжению Соединенных Штатов.

Карта Кыргызстана

После распада Советского Союза в 1991 году и до нынешнего переворота в Кыргызстане были свергнуты два предыдущих президента. В 2005 году США устроили в стране «цветную революцию» — один из нескольких переворотов в бывшем Советском Союзе, направленных на сдерживание влияния России.

Американская пресса привыкла рекламировать эту страну как ближайшего союзника США в Центральной Азии. В течение многих лет Кыргызстан даже предоставлял в пользование США единственную в Центральной Азии авиабазу в Манасе. Авиабаза служила первой и последней остановкой для американских солдат, прибывающих и убывающих из Афганистана. Примерно 5,6 миллиона иностранных солдат прошли через эту базу за время ее функционирования.

База была закрыта в 2014 году — после избрания в 2011 году бывшего президента Атамбаева. Атамбаев ориентировался на сближение страны с Россией и расширение экономических связей с соседним Китаем, который стал крупнейшим экономическим инвестором и торговым партнером Кыргызстана.

По данным китайской правительственной статистики, двусторонний товарооборот в 2019 году составил $6,35 млрд. Китаю принадлежит 4 миллиарда долларов государственных облигаций страны. ВВП Кыргызстана составляет лишь немногим более 8 миллиардов долларов. Эта страна также является центральным компонентом пекинской инициативы «Один пояс и один путь».

Несмотря на значительные экономические связи с Китаем, антикитайские настроения в Кыргызстане накаляются. В 2019 году в Бишкеке прошли крупные антикитайские акции протеста. Среди прочего, протесты требовали запрета киргизско-китайских браков и ограничения экономического влияния Китая.

Эта преимущественно мусульманская страна также граничит с китайским Синьцзяно-Уйгурским автономным районом, где проживает многочисленное мусульманское меньшинство Китая — уйгуры.

Многие китайские уйгуры являются этническими киргизами, преследуются китайскими властями и находятся в концлагерях. США используют притеснение уйгуров в качестве предлога для фальшивой империалистической кампании против нарушения прав человека в Китае. В свою очередь, в Кыргызстане проживает значительное уйгурское меньшинство, которое регулярно подвергается дискриминации.

После закрытия американской авиабазы «Манас» в 2014 году Кыргызстан присоединился к возглавляемому Москвой Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) и к постсоветскому военному союзу — Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Россия также открыла свою собственную военную авиабазу в стране и списала киргизский долг в размере 500 миллионов долларов. США расценили эти действия как подрыв своих геостратегических интересов в регионе, поскольку война в соседнем Афганистане продолжается.

Жээнбеков по большей части продолжал ориентироваться на тесные отношения с Китаем, но стремился сделать Кремль «главным стратегическим партнером» страны. Напротив, некоторые оппозиционные партии, штурмовавшие парламент, критиковали связи страны с Россией, утверждая, что последняя посягает на «независимость Кыргызстана».

Во вторник также появились сообщения о том, что оппозиционные силы сожгли управляемый Россией рудник Джеруй — второе по величине месторождение золота в Кыргызстане, — в результате чего владельцы приостановили там золотодобычу.

После поджога и разграбления производственного участка месторождения Россия привела свою военную базу в состояние повышенной готовности и призвала «все политические силы в этот критический для Республики момент проявить мудрость и ответственность для сохранения внутренней стабильности и безопасности».

В дополнение к продолжающейся гражданской войне на востоке Украины, кризису в Белоруссии и началу реальной войны между союзной России Арменией и поддерживаемым Турцией Азербайджаном, кризис в Кыргызстане представляет собой очередной серьезный вызов геополитическим позициям Кремля в «ближнем зарубежье».

Эти кризисы представляют собой огромную опасность для рабочего класса и являются прямым результатом сталинистского разрушения Советского Союза. Реставрация капитализма превратила республики бывшего Советского Союза в очаги геополитического соперничества, этнической и социальной напряженности, угрожая охватить весь регион национальными и гражданскими войнами.

В то же время рабочий класс по-прежнему погружен в состояние крайней нищеты, которая только усугубляется последствиями пандемии COVID-19. В Кыргызстане почти 30 процентов населения живет ниже официальной черты бедности.

Как и во многих других республиках бывшего Советского Союза, денежные переводы киргизских гастарбайтеров домой составляют значительную долю ВВП страны. По официальным данным за 2017 год, в России работают 623 тысяч киргизов, а в Казахстане, Турции и на Ближнем Востоке их более миллиона.

Эксперты предупреждают, что из-за пандемии денежные переводы могут сократиться на 25 процентов, при этом ВВП упадет на 10 процентов, а безработица вырастет до 21 процента.