Трое погибших в результате теракта в церкви в Ницце, Франция

Уилл Морроу
31 октября 2020 г.

29 октября утром в результате теракта в церкви Нотр-Дам в Ницце на южном побережье Франции погибли три человека.

Одинокий вооруженный ножом злоумышленник вошел в католическую церковь в 8.30 утра и напал на прихожан, которые посещали утреннюю мессу. В церкви нашли тела двух человек: 60-летней женщины, почти полностью обезглавленной, и мужчины. Еще одна 55-летняя женщина скончалась от колотых ранений у выхода из церкви. Прибывшие на место происшествия полицейские применили огнестрельное оружие против нападавшего, который, как сообщается, выкрикивал «Аллах акбар». Он находится под арестом в критическом состоянии.

Церковь Нотр-Дам в Ницце (Источник: Wikimedia)

Согласно сообщениям СМИ, нападавшим был Брахим А., 21-летний тунисский мигрант. Он прибыл на итальянский остров Лампедуза в сентябре прошлого года после пересечения Средиземного моря и отправился в Париж в начале этого месяца. Нет никаких сведений о его связях с какой-либо террористической организацией, и полиция заявила, что пока не обнаружила каких-либо свидетельств того, что у него были сообщники. [Позднее появилась информация, что ответственность за случившееся взяла на себя ранее неизвестная группировка «Аль-Махди на юге Туниса»].

Этот теракт произошел спустя две недели после аналогичного нападения 16 октября. Учитель истории, географии и гражданского общества Самюэль Пати был зарезан и обезглавлен возле средней школы в городе Конфлан-Сент-Онорин к северо-западу от Парижа, где он преподавал. Убийца напал на него за то, что учитель показывал учащимся антимусульманскую карикатуру в рамках обсуждения на занятиях темы «Свобода выражения мнений».

Последний теракт также является ужасным преступлением. Он еще раз доказывает несостоятельность и политически реакционный характер терроризма. Три невинных человека трагически погибли. Эти нападения дали правительству Макрона и политическому истеблишменту возможность усилить свою расистскую антимусульманскую и антииммигрантскую пропаганду, запутать и расколоть население, а также активизировать посягательства на демократические права миллионов трудящихся.

Правительство выступило с рядом заявлений. Макрон объявил, что более 4000 военнослужащих развернуты по всей стране в рамках антитеррористической операции Sentinel («Часовой»).

Кристиан Эстрози, правый мэр Ниццы, сказал каналу France Inter, что «исламо-фашизм снова нанес удар». Он призвал к жестоким репрессиям, заявив, что «настало время, чтобы мы отложили орудия мира и перешли к оружию войны».

Депутат правого толка Эрик Чиотти сообщил о том, что потребовал от правительства немедленно прекратить всю миграцию во Францию, включая отмену всех прошений о предоставлении убежища — хотя право на убежище закреплено в законе. Марин Ле Пен, лидер неофашистской партии «Национальное объединение», написала в «Твиттере», что нападение «обязывает наших лидеров дать глобальный ответ, направленный на искоренение исламизма на нашей земле».

В своей речи 29 октября Эммануэль Макрон заявил: «Нас в очередной раз атакуют за наши ценности — за нашу любовь к свободе, за то, что на нашей земле можно веровать так, как угодно, и не отступать перед террором». Это мошенническое заявление направлено на сокрытие политической ответственности французского правящего класса за террористические акты.

Франция, исторически колониальный властелин большой части Африки и Ближнего Востока, принимала участие в двух десятилетиях бесконечных войн по всему региону — от Афганистана до Сирии, Ливии и Сахеля. Париж начал неоколониальные операции, направленные на отстаивание французских интересов с учетом природных ресурсов и геостратегического значения региона. Миллионы людей были убиты, что привело к величайшему кризису беженцев со времен Второй мировой войны.

Начиная с 2011 года, как в Ливии, так и в Сирии, Франция поддерживала и помогала вооружать исламистские группировки, в том числе группы, непосредственно связанные с «Аль-Каидой». Запад использовал эти группы в качестве своих посреднических сил в войнах по свержению режимов Муаммара Каддафи и Башара Асада. Зверства, произошедшие 29 октября в Ницце, происходили каждую неделю, даже каждый день в условиях межконфессионального кровопролития, развязанного в Сирии «демократическими» союзниками французского государства. Члены террористических группировок свободно перемещались между Европой и Ближним Востоком под наблюдением спецслужб НАТО.

Эти два десятилетия бесконечных неоколониальных войн глубоко повлияли на внутреннюю политику Франции и всей Европы. В тот же самый период французский политический истеблишмент проводил неустанную кампанию по преследованию и клевете на иммигрантов и мусульман, включая запрет на ношение головных платков в школах в 2004 году и запрет на ношение паранджи в общественных местах в 2010 году.

Макрон активизировал всю эту политику с тех пор, как пришел к власти. В настоящее время он проталкивает закон под лозунгом «антисепаратизма» и «секуляризма», который налагает исключительные ограничения на мусульманские религиозные школы, оставляя в покое религиозные школы других конфессий, и дает государству право ликвидировать учреждения, объявляемые нарушителями «республиканских ценностей». Макрон заявил, что ислам находится в «кризисе», и что «радикальный ислам» нацелен на завоевание Франции.

Только с начала января этого года французская полиция закрыла 71 мечеть на том основании, что они якобы являются потенциальным источником «радикализации» и «терроризма». На прошлой неделе была закрыта мечеть в городе Пантен недалеко от Парижа только на том основании, что на ее странице в «Фейсбуке» был размещен видеоролик родителя одного из учеников Самюэля Пати, который критиковал преподавателя. Мечеть удалила «преступное» видео сразу после теракта, который она осудила.

Эти действия служат не только терроризированию и очернению мусульманского населения. Закрытие молитвенных домов направлено на разжигание крайне правой атмосферы, когда все мусульмане, почти 10 процентов населения Франции, рассматриваются как потенциальный источник террористических нападений.

После убийства Пати 16 октября антимусульманская кампания правительства Макрона достигла апогея. Следует заметить, что если бы Макрон захотел спровоцировать террористический акт, то действовал бы именно так: усиливая и разжигая кампанию против мусульман.

На прошлой неделе министр внутренних дел Жеральд Дарманен заявил, что был «шокирован», когда вошел в супермаркет и увидел международные — то есть халяльные и кошерные — продукты на отдельных полках. Он заявил, что так «начинается междоусобица».

Министр образования Жан-Мишель Бланке выступил с обвинением в адрес «исламо-левых», то есть тех, кто выступает против антимусульманской политики правительства, называя их «интеллектуальными пособниками» терроризма.

Антимусульманская политика Макрона вызвала антифранцузские демонстрации в мусульманских странах, в том числе в Бангладеш, Тунисе, Афганистане и Мали. На фоне обострения геополитического конфликта между Францией и Турцией Макрон был осужден на этой неделе президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Последнее дипломатическое противостояние последовало вслед за публикацией журналом Charlie Hebdo провокационной, фашистской антимусульманской карикатуры. Карикатура изображает Эрдогана в трусах; он задирает юбку мусульманской женщины в парандже и обнажает ее тело сзади. Макрон цинично заявил, что его защита этой карикатуры является частью его защиты «свободы выражения мнений».

Макрон, который в 2018 году приветствовал нацистского коллаборациониста и диктатора Франции Филиппа Петена как «великого солдата», сознательно действует в направлении продвижения крайне правых. О последствиях этой кампании свидетельствуют недавние сообщения о попытке фашистского теракта в Авиньоне. 33-летний член фашистского «Идентитарного» (Identitaire) движения, одетый в майку с надписью «Защити Европу», угрожал североафриканскому владельцу магазина пистолетом и сделал жест нацистского приветствия, прежде чем его застрелила полиция.