Это всего лишь метафора: New York Times предпринимает еще одну отчаянную попытку защитить свой дискредитированный «Проект 1619»

Том Макэман и Дэвид Норт
27 ноября 2020 г.

16 октября редактор издания New York Times Magazine Джейк Сильверстайн опубликовал новую версию в защиту «Проекта 1619». Теперь он утверждает, что самое известное утверждение Проекта, — что 1619 год, а не 1776, представляет собой «истинное основание» Соединенных Штатов, — было литературной метафорой, не предназначенной для буквального прочтения. Дальнейшая путаница объясняется якобы редакционной ошибкой, проистекающей из-за трудностей управления «мультиплатформенными» средствами массовой информации. Опубликованное под заголовком «О недавней критике «Проекта 1619», эссе Сильверстайна представляет собой путаную аргументацию адвоката, который пытается подменить вопрос об исторической фальсификации разговорами по поводу нюансов синтаксиса, пунктуации и несколько небрежного использования метафор.

Когда «Проект 1619» был опубликован в августе 2019 года, будучи приурочен к 400-летию прибытия первых африканских рабов в колониальную Вирджинию, никакие исторические утверждения не были чересчур грандиозными для Сильверстайна и ведущего автора и создателя проекта Николь Ханны-Джонс. «Проект 1619», провозглашал Times, был предназначен «переосмыслить» всю американскую историю и показать, что ее прошлое и настоящее можно понять только через призму рабства и «присущей» всем белым расовой ненависти к черным.

Здание газеты New York Times (Photo: Javier Do)

Поддерживая это более широкое утверждение, «Проект 1619» настаивал, что события 1776 года были, по сути, упреждающей контрреволюцией, направленной на срыв британского плана, ставившего цель покончить с рабством в Северной Америке. Затем, после отделения от Британии, черные американцы «боролись в одиночку», утверждала газета, чтобы «сделать Америку демократией», — без помощи аболиционистов, армии Севера, Авраама Линкольна или любого другого белого человека, которые все являлись бенефициарами рабства и «белого капитализма».

Кроме того, согласно Ханне-Джонс и Times, «истинная» история была замолчана нечестными «белыми историками», одержимыми идеей поддержать свой расистский «основополагающий миф» о 1776 годе. После двух столетий исторического нарратива, который был сосредоточен на ложном возвышении 1776 года, пришел «Проект 1619» и объявил, что, «наконец, пришло время правдиво рассказать нашу историю».

Несмотря на отказ Сильверстайна от утверждения об «истинном основании» и другие изменения в формулировках, основная позиция Times остается прежней: американская революция [борьба США за независимость от Британии во второй половине XVIII века] была ретроградным событием; ее важнейшей мотивацией являлась защита рабства. Однако до сих пор ни Сильверстайн, ни какой-либо другой защитник «Проекта 1619» не удосужился ответить на очевидные исторические вопросы, которые эта позиция поднимает в отношении как американской, так и мировой истории.

Если американская революция была реакционным событием, то почему современники за пределами Соединенных Штатов приветствовали ее как зарю новой демократической эпохи? Неужели американская революция не сыграла никакой роли в цепи событий, которые привели к Великой французской и гаитянской революциям, к промышленной революции, рабочему классу и социализму? Почему новая Французская республика сделала Тома Пейна своим почетным гражданином? Если провозглашение равенства людей в «Декларации независимости» есть только «основополагающий миф», — а не открытие, революционное значение которого прослеживается во всей последующей истории, — то как объяснить тот факт, что каждое прогрессивное общественное движение воспроизводило этот лозунг на своем знамени? Как получилось, что в течение одного поколения Соединенные Штаты развили массовое аболиционистское движение, а в течение «восьмидесяти семи лет» [фраза из Геттисбергской речи Авраама Линкольна] пришли к великой Гражданской войне, уничтожившей рабство? Были ли все те, кто отождествлял американскую революцию с делом свободы, включая Фредерика Дугласа и Мартина Лютера Кинга, одурачены американскими отцами-основателями?

Самое очевидное ошибочное заявление «Проекта 1619», — то, что американская революция была предпринята, чтобы предупредить отмену рабства Британией, — стало невозможно защищать после того, как собственный специалист Times по проверке фактов Лесли Харрис из Северо-Западного университета (Иллинойс) была вынуждена сознаться в том, что она «энергично» выступала против этого аргумента. Сильверстайн попытался преодолеть это разоблачение нечестного замалчивания возражения со стороны специалиста Times по проверке фактов тем, что попросту хитро «вырезал и убрал» ложное утверждение Ханны-Джонс. Первоначальное категорическое осуждение историографии, предшествовавшей «Проекту 1619» в Times, гласило:

«Из мифологии наших основателей удобно исключен тот факт, что одной из главных причин, по которой колонисты решили провозгласить свою независимость от Британии, было желание защитить институт рабства. К 1776 году в Британии возник глубокий конфликт по поводу ее роли в сохранении этого варварского института, который изменил Западное полушарие» [курсив добавлен].

Сильверстайн добавил слово «некоторые», и теперь исправленная версия гласит:

«Из мифологии наших основателей удобно исключен тот факт, что одной из главных причин, по которой некоторые колонисты решили провозгласить свою независимость от Британии, было желание защитить институт рабства. К 1776 году в Британии возник глубокий конфликт по поводу ее роли в сохранении этого варварского института, который изменил Западное полушарие» [курсив добавлен].

В первоначальной версии защита рабства преподносится как «одна из главных причин», по которой колонисты решили отделиться от Британии. В «Проекте 1619» версия 2.0 озабоченность судьбой рабства движет только «некоторых» колонистов. — Сколько их было? Кто они? Где? — Вуаля! Проблема решена. Так, по крайней мере, думал Сильверстайн. Но исправленное утверждение все равно ложно. Далекая от «конфликта» по поводу рабства, Британская империя до 1833 года сохраняла свои собственные прибыльные рабовладельческие плантации на островах в Карибском море, и туда бежали лояльные короне рабовладельцы, таща за собой человеческую собственность на буксире военно-морского флота Его Величества.

Что касается тихой сапой вычеркнутого тезиса об «истинном основании», — которым хвастался веб-сайт Times, и который раз за разом повторяла Ханна-Джонс в социальных сетях, в своих интервью и во время ее общенационального лекционного тура, — то Сильверстайн утверждает теперь, что это был результат не более чем незначительной технической ошибки. Это была своего рода путаница, которая является неизбежным спутником трудностей, с которыми сталкивается современный редактор, вроде него самого, в управлении «мультиплатформенным» изданием, а также в ходе «выяснения того, как представить одну и ту же журналистику во всех этих различных средствах массовой информации». Окруженные этими «мультиплатформенными» формами выражения, перегруженные редакторы Times никак не могли разобраться в этой истории! Сильверстайн, видимо, не понимает, что критерии объективной истины не меняются в зависимости от того, что человек переходит от печатной версии газеты к веб-сайту или от «Фейсбука» к «Твиттеру». То, что является ложью в одном формате, остается ложью и в другом.

Помимо того, что Сильверстайн приписывает ошибочное утверждение об «истинном основании» своим обширным редакторским обязанностям, он пытается защитить Ханну-Джонс, подразумевая, что читатели не смогли оценить «того, что это была метафора». Читатель должен был быть более внимательным, говорит он, к «онлайн-языку [который] опасно читать буквально». Это одно из самых вдохновенных оправданий Сильверстайна. Отныне всякий раз, когда корреспондента Times, например, Джудит Миллер, ловят на лжи, ее редакторы могут заявить, что журналисты пишут метафорами, которые не следует читать буквально.

Сильверстайн приводит оригинальную, «метафорическую» версию «Проекта 1619». Эту версию разослали школьникам на уроки истории. Она гласила (с добавленным курсивом):

«1619 год — это не тот год, который большинство американцев знают как знаменательную дату в истории нашей страны. Те, кто знают эту дату, — это лишь малая часть тех, кто скажет вам, что 1776 год — это год рождения нашей нации. Но что, если мы скажем вам, что факт, который преподают в наших школах и единодушно отмечают каждое 4-е июля, неверен, и что истинная дата рождения страны, тот момент, когда наши определяющие противоречия впервые появились на свет, был в конце августа 1619 года?»

Затем он цитирует исправленный отрывок, который был сделан только для онлайн-публикации:

«1619 год — это не тот год, который большинство американцев знают как знаменательную дату в истории нашей страны. Те, кто знают эту дату, — это лишь малая часть тех, кто скажет вам, что 1776 год — это год рождения нашей нации. Но что, если мы скажем вам, что тот момент, когда наши определяющие противоречия впервые появились на свет, был в конце августа 1619 года?»

Возможно, Сильверстайн надеется, что его читатели беззаботно перескочат через эту махинацию с ножницами и клеем. Он пишет, что разница между двумя отрывками заключается «в словах и длине, а не в фактах». Но на самом деле в первом отрывке черным по белому говорится о якобы ложном «факте». Если в первоначальном тексте используется метафора, то она очень хорошо спрятана.

Сильверстайн повторяет мнение Ханны-Джонс о том, что историки игнорировали афроамериканский опыт. Такое утверждение разоблачает невежество Сильверстайна и Ханны-Джонс в исторической литературе. «Проект 1619» — это фальсификация как историографии, так и истории.

Начиная с 1930-х годов, появилось огромное количество научных работ о разных периодах американской истории, с которыми «Проект 1619» обращается как со множеством запинок в разворачивающейся истории белого расизма: колониальная эпоха и возникновение рабства; американская революция и, с развитием производства хлопка, укоренение рабства на довоенном Юге; развитие «свободного трудового Севера», антирабовладельческая политика и уничтожение рабства в ходе Гражданской войны; борьба за Реконструкцию и ее окончательный провал; замена рабства издольщиной, сегрегация Джима Кроу, промышленность и наемный труд. Эти темы привлекли внимание известных историков; вокруг них завязались горячие и продолжительные споры историков, старых и молодых. Вот лишь некоторые известные имена: У.Э.Б. Дюбуа, Эрик Уильямс, Кеннет Стэмпп, Стэнли Элкинс, К. Ванн Вудворд, Бернард Бейлин, Гордон Вуд, Юджин Дженовезе, Дон Ференбахер, Дэвид Поттер, Джеймс Макферсон, Герберт Гутман, Дэвид Монтгомери, Эрик Фонер, Дэвид Брион Дэвис, Айра Берлин, Барбара Филдс и Джеймс Оукс.

Эти исследования были проигнорированы «Проектом 1619». Нет никаких свидетельств того, что мимолетное знакомство Ханны-Джонс с американской историей выходит за рамки чтения двух книг чернокожего националиста Лерона Беннетта-младшего, давнего редактора журнала Ebony.

В попытке подкрепить утверждение, согласно которому «Проект 1619», наконец-то, проливает свет на подавленную историю, Сильверстайн приводит недавнее исследование американских учебников истории, проведенное «Южным центром правовой защиты бедноты» (Southern Poverty Law Center), которое показало, что популярные учебники истории не обеспечивают «всеобъемлющего освещения рабства и порабощения народов». Как если бы это спасло его аргумент, он указывает на один из ключевых выводов исследования: «Только 8 процентов старшеклассников знают, что рабство было главной причиной Гражданской войны».

Несомненно, что американские студенты мало знают о рабстве и его определяющей роли в Гражданской войне. Но это говорит о большом кризисе исторического знания. Государственные школы, лишенные финансирования, перенаправили ограниченные ресурсы с социальных исследований и искусств на «более практические» занятия. Этому процессу помог Барак Обама, который, будучи президентом, сказал: «Люди могут достичь потенциально намного больше, получив квалификацию или профессию, чем эго даст им степень по истории искусств». Такое же перемещение ресурсов в сторону от истории произошло и в университетах. В 2017 году в вузах обучалось более 19 миллионов американцев, но только 24 255 получили дипломы по истории — на 33 процента меньше, чем в 2001 году. В то же время 381 тысяча дипломов была выдана по бизнес-специальностям.

Стоит ли в таких условиях удивляться тому, что старшеклассники мало знают о причинах Гражданской войны или даже о том, когда именно она произошла? А какая доля выпускников американских средних школ и колледжей может объяснить причины Первой или Второй мировых войн или даже правильно ответить, когда велись эти войны? Какой процент американских учащихся может хотя бы приблизительно назвать годы американского участия во Вьетнаме, не говоря уже о том, чтобы объяснить причины, лежавшие в основе интервенции США?

Недостаток знаний становится еще более явным, когда речь заходит о предмете, который практически исключен из сферы публичного обсуждения в Соединенных Штатах, — истории трудящихся масс и классовой борьбы, которую они вели против американского капитализма. Это тема затрагивает судьбу подавляющего большинства населения, включая бесчисленные миллионы бедных иммигрантов, которые прибыли на берега Америки и затем боролись за то, чтобы «повысить достоинство труда», если использовать старую формулировку. Эта история не находит ни малейшего отражения в «Проекте 1619», который не признает существования классовой борьбы в Соединенных Штатах.

В истории того, что Джон Браун называл «этой грешной землей», было много притеснения и страданий. Соединенные Штаты уже давно являются страной с самым могущественным и безжалостным капиталистическим классом на планете. В прошлом США были домом для самого богатого и могущественного класса рабовладельцев. Но взрывное развитие промышленного капитализма после Гражданской войны породило самый разноязыкий рабочий класс. В этих условиях перед социалистическим движением всегда стояла огромная задача — объединить рабочих, преодолевая бесчисленные расовые, национальные, этнические, языковые, религиозные и региональные барьеры, чтобы они могли противостоять общим для них всех антагонистам.

«Проект 1619» — пример исторического невежества и обмана. Последнее упражнение Сильверстайна в самооправдании продолжает следовать логике фальсификаций и уверток. Когда «Проект 1619» критиковали как плохую журналистику, Сильверстайн утверждал, что это — история; а когда его критиковали как плохую историю, он утверждал, что это — просто журналистика. Теперь, когда доказано, что центральный тезис «Проекта 1619» ложен, Сильверстайн объявляет, что аргумент был просто метафорой и его не надо понимать буквально.

В конечном итоге, аргумент New York Times — это вариация в духе вечной увертки изворотливого политика: «Мы знаем, что вы думаете, будто знаете, что мы сказали. Но то, что вы прочитали, совсем не то, что мы имели в виду».